Главная | Жилищные вопросы | Иск к представительству иностранной организации

Когда в российском суде нельзя предъявить иск иностранной компании

Арбитражный суд признает соответствующим статье Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации соглашение, которым являющиеся иностранными лицами стороны определили арбитражный суд в Российской Федерации в качестве компетентного по рассмотрению возникшего или могущего возникнуть между ними спора.

иск против иностранной компании

Между двумя иностранными компаниями покупателем и продавцом был заключен договор на поставку продовольственных товаров, который содержал условие о том, что все споры, возникающие из данного договора, будут рассматриваться в Арбитражном суде города Москвы. Покупатель не оплатил поставленный товар, что послужило основанием для обращения продавца в указанный суд с исковым заявлением.

Арбитражный суд принял исковое заявление к производству, руководствуясь следующим. Данная статья не исключает возможности заключения пророгационного соглашения соглашения о выборе суда для рассмотрения возникших или могущих возникнуть споров между двумя иностранными лицами, например, с целью выбора нейтрального и доступного суда для разрешения споров. Как было установлено арбитражным судом, в том числе на основании представленных истцом документов о содержании иностранного права, заключенное между сторонами пророгационное соглашение, содержащееся в указанном договоре, не нарушало исключительную компетенцию иностранных судов ни государства истца, ни государства ответчика.

В такой ситуации арбитражный суд признал себя компетентным рассматривать спор. Арбитражный суд признает действительным и исполнимым пророгационное соглашение, согласно которому споры из правоотношений сторон должны рассматриваться в суде страны той из них, которая в будущем выступит истцом или ответчиком. Между иностранной компанией продавцом и российским обществом покупателем был заключен договор на поставку запчастей для металлургического оборудования, согласно которому продавец обязался поставить, а покупатель - принять и оплатить изделия, указанные в спецификации.

Ненадлежащее исполнение обязанности по оплате названной продукции явилось основанием для обращения продавца в арбитражный суд в Российской Федерации с соответствующим иском. Ответчик возражал против признания компетенции арбитражного суда в Российской Федерации на основании указанного положения - пророгационного соглашения, мотивируя свою позицию следующими доводами.

Заключенное между сторонами пророгационное соглашение, содержащееся в договоре, является недействительным, так как не соответствует данному требованию, из его содержания не следует, что сторонами была согласована компетенция именно арбитражного суда в Российской Федерации. Кроме того, ответчик полагал, что в случае признания этого соглашения о порядке разрешения споров действительным и исполнимым он будет лишен возможности подать встречный иск, поскольку должен будет обратиться с таким иском в государственный суд страны продавца.

Пророгационным соглашением, содержащимся в договоре, стороны согласовали в качестве компетентного рассматривать их спор государственный суд страны покупателя в случае, если ответчиком выступит покупатель. Учитывая, что последним было юридическое лицо, личным законом которого являлось российское право российское лицо , арбитражный суд пришел к выводу о том, что на момент предъявления иска он обладал компетенцией по рассмотрению споров между сторонами. При отсутствии в пророгационном соглашении в пользу российского суда указания на конкретный суд в Российской Федерации внутригосударственная подведомственность и подсудность спора арбитражному суду определяются на основе норм АПК РФ.

Российское общество с ограниченной ответственностью займодавец обратилось в арбитражный суд в Российской Федерации с исковым заявлением к иностранной компании заемщику о взыскании задолженности по договору займа. Суд, оценив содержащееся в договоре займа пророгационное соглашение, в соответствии с которым стороны договорились о рассмотрении споров российским судом, пришел к выводу о его недействительности. Суд посчитал, что на основании данного соглашения невозможно установить, какой конкретно суд в Российской Федерации был определен сторонами в качестве компетентного, иных оснований своей компетенции не усмотрел Суд апелляционной инстанции отменил определение суда первой инстанции и направил дело на новое рассмотрение, руководствуясь следующим.

Иностранные лица в арбитражном процессе

Из заключенного между сторонами пророгационного соглашения следовало, что воля сторон была направлена на разрешение спора именно в суде Российской Федерации. В заключенном между сторонами договоре займа было установлено, что его погашение должно быть осуществлено путем перечисления ответчиком заемных средств и начисленных процентов на расчетный счет истца в банке, находящемся в городе Москве.

Олвин иск к представительству иностранной организации насколько

При таких обстоятельствах, принимая во внимание изложенные нормы российского процессуального права, суд апелляционной инстанции сделал вывод о том, что данный спор должен быть рассмотрен в Арбитражном суде города Москвы. Стороны не вправе путем заключения пророгационного соглашения изменить императивные нормы АПК РФ, устанавливающие внутригосударственную подведомственность и подсудность дел арбитражным судам.

Иностранная компания - продавец по договору международной купли-продажи товаров - обратилась в Федеральный арбитражный суд Московского округа с исковым заявлением к индивидуальному предпринимателю, который выступал покупателем по данному договору, в связи с неисполнением последним обязательств по оплате поставленного товара.

Удивительно, но факт! Изложенное не препятствует суду в случае сомнений в отношении подлинности подписи, статуса лица, подписавшего доверенность, запросить дополнительные доказательства, подтверждающие полномочия лица, участвующего в деле. Но представительства или филиалы иностранных банков, к которым общество предъявило иск, не значится в сводном реестре аккредитованных на территории РФ представительств иностранных компаний и государственном реестре филиалов иностранных юридических лиц, аккредитованных на территории РФ.

Истец в обоснование компетенции названного суда ссылался на пророгационное соглашение, согласно которому все споры, вытекающие из заключенного между сторонами договора международной купли-продажи товаров, должны рассматриваться в Федеральном арбитражном суде Московского округа или Высшем Арбитражном Суде Российской Федерации по выбору истца. Вместе с тем недействительность соглашения о порядке рассмотрения споров в части изменения правил внутригосударственной подсудности дел не влечет за собой недействительности заключенного между сторонами пророгационного соглашения в пользу арбитражных судов в Российской Федерации.

Истец не лишен возможности обратиться на основании заключенного пророгационного соглашения в компетентный арбитражный суд в Российской Федерации, определяемый в соответствии с нормами АПК РФ. При уступке прав требования из договора, в отношении споров из которого было заключено пророгационное соглашение, последнее сохраняет свою юридическую силу для должника и нового кредитора. В дальнейшем по соглашению об уступке прав требования из договора субаренды российское общество уступило свое право требования другому иностранному юридическому лицу далее - иностранная компания Иностранная компания-2 обратилась в указанный суд с исковым требованием к иностранной компании Иностранная компания-1 возражала против рассмотрения спора этим судом, так как полагала, что пророгационное соглашение, содержащееся в договоре субаренды вагонов, после уступки прав по названному договору утратило силу и не может быть реализовано.

Арбитражный суд Свердловской области признал себя компетентным рассматривать данный спор, руководствуясь следующим. Стороны первоначального договора субаренды избрали конкретный арбитражный суд в Российской Федерации в качестве компетентного рассматривать возникшие и могущие возникнуть между ними споры по данному договору.

При уступке прав требования из договора субаренды права и обязанности в отношении порядка разрешения споров переходят к новому кредитору иностранной компании-2 и сохраняют свою юридическую силу для должника иностранной компании-1 и нового кредитора. В этой связи спор из неисполнения или ненадлежащего исполнения договора субаренды подлежал рассмотрению в Арбитражном суде Свердловской области, как и иные вытекающие из него споры, ответчиком по которым является иностранная компания Арбитражный суд не признает себя компетентным, если по заявлению стороны установит, что между сторонами правоотношения заключено исполнимое и юридически действительное соглашение о рассмотрении спора исключительно судом иностранного государства.

Российское общество с ограниченной ответственностью далее - общество обратилось в арбитражный суд в Российской Федерации с заявлением к иностранной компании о признании заключенного между ними договора недействительным. Иностранная компания возражала против рассмотрения дела в арбитражном суде, ссылаясь на наличие пророгационного соглашения, согласно которому все споры, возникающие из указанного договора и в связи с ним, в том числе касающиеся вопросов его действительности, должны рассматриваться Токийским окружным судом, юрисдикцию которого заключившие этот договор стороны прямо обязуются признавать.

Суд первой инстанции согласился с доводом ответчика, руководствуясь следующим. Пророгационное соглашение было направлено на установление компетенции именно иностранного суда и на исключение компетенции судов иных государств по рассмотрению возникшего между сторонами спора, в том числе и компетенции арбитражных судов в Российской Федерации. Исходя из принципа автономности соглашения о порядке разрешения споров заявление истца о недействительности основного договора автоматически не влечет за собой оспаривания действительности пророгационного соглашения.

Между сторонами отсутствовал спор о действительности пророгационного соглашения. Учитывая названные обстоятельства, суд признал пророгационное соглашение исполнимым и юридически действительным. Суды апелляционной и кассационной инстанций согласились с выводами суда первой инстанции. В другом деле арбитражный суд, оценивая заключенное между сторонами исполнимое и юридически действительное пророгационное соглашение о разрешении возникшего между ними спора исключительно в суде иностранного государства, учел, что стороны спорного правоотношения являются хозяйствующими субъектами государств - участников Соглашения Содружества Независимых Государств от Отсутствие возражений по вопросу о компетенции арбитражного суда со стороны лица, участвующего в деле, до первого заявления по существу спора подтверждает волю этой стороны на рассмотрение спора данным судом.

Российское общество с ограниченной ответственностью далее - общество обратилось в арбитражный суд в Российской Федерации с иском к иностранной компании о взыскании убытков, возникших в связи с причинением вреда обществу иностранной компанией в результате дорожно-транспортного происшествия на территории иностранного государства. Суд первой инстанции принял исковое заявление к производству и рассмотрел дело по существу. Оценив представленные доказательства и заслушав доводы обеих сторон, суд пришел к выводу об обоснованности заявленного требования и удовлетворил иск.

Иностранная компания обжаловала решение суда первой инстанции, ссылаясь на отсутствие его компетенции, обосновывая это тем, что требование возникло из причинения вреда имуществу общества действием, имевшим место на территории иностранного государства. Иностранная компания полагала, что спор должен рассматриваться в иностранном государстве, в котором произошло дорожно-транспортное происшествие, и в такой ситуации арбитражный суд не должен был принимать исковое заявление к производству либо должен был прекратить производство по делу.

Суд апелляционной инстанции не согласился с названными доводами в связи со следующим. Надлежащим образом уполномоченный представитель иностранной компании участвовал в рассмотрении дела в суде первой инстанции, выдвигал доводы по существу спора, которые были рассмотрены и оценены судом. При этом иностранная компания не оспаривала компетенцию арбитражного суда по рассмотрению данного дела. Суд апелляционной инстанции сделал вывод о том, что участие иностранной компании в судебном разбирательстве и отсутствие возражений в отношении компетенции арбитражного суда в Российской Федерации до первого заявления по существу спора подтверждают ее волю на рассмотрение спора указанным судом и влекут за собой утрату иностранной компанией права ссылаться на отсутствие компетенции у данного суда принцип утраты права на возражение.

Между российским акционерным обществом заказчиком; далее - российское общество и иностранной компанией подрядчиком был заключен договор на проведение капитального ремонта и модернизации буровых скважин на территории иностранного государства. Впоследствии российское общество обратилось в арбитражный суд в Российской Федерации с иском к иностранной компании о ненадлежащем исполнении обязательств по указанному договору. Арбитражный суд не согласился с доводами истца, прекратил производство по делу, признав себя не обладающим компетенцией рассматривать данный спор, исходя из следующего.

Сам по себе факт нахождения филиала иностранной компании на территории Российской Федерации еще не является достаточным основанием для признания компетенции арбитражного суда в Российской Федерации. В рассматриваемом деле арбитражный суд учел, что заявленные исковые требования вытекали из деятельности иностранной компании за рубежом, исполнение по спорному договору осуществлялось на территории иностранного государства, большинство доказательств расположено на территории иностранного государства, правом, применимым к договору, было право иностранного государства, доказательств связи спорного правоотношения с территорией Российской Федерации представлено не было.

Иные основания компетенции арбитражных судов в Российской Федерации, установленные в статьях , , АПК РФ, в рамках настоящего дела также отсутствовали. Российское акционерное общество далее - российское общество обратилось в арбитражный суд и Российской Федерации с иском к иностранной компании о взыскании неустойки в связи с невыполнением ею надлежащим образом договорных обязательств, связанных с оказанием консультационных услуг по подбору объектов недвижимого имущества на территории иностранного государств а.

Иностранная компания возражала против компетенции арбитражного суда, ссылаясь на то, что поскольку у нее на территории Российской Федерации нет ни филиалов, ни представительств, ни органов управления, местом исполнения спорного договора должна была быть территория того иностранного государства, на которой требовалось подобрать объект недвижимого имущества.

Консультации (0)

Суд первой инстанции не согласился с указанными доводами и признал себя компетентным рассматривать данный спор, руководствуясь следующим. Из совокупности представленных истцом доказательств следовало, что иностранная компания осуществляла коммерческую деятельность на российском рынке в течение двух лет, предшествующих подаче искового заявления.

Этот факт подтверждается датами договоров на оказание консультационных услуг, которые заключались работниками иностранной компании по доверенности в здании, расположенном в городе Москве. Оплата за оказание услуг также осуществлялась на территории Российской Федерации. Также арбитражный суд учел, что в рамках рассмотрения иного дела по налоговому спору с участием ответчика судом на основании международного договора об устранении двойного налогообложения между Российской Федерацией и иностранным государством, налоговым резидентом которого являлась иностранная компания, было установлено местонахождение ее постоянного представительства на территории Российской Федерации для целей налогообложения.

В такой ситуации арбитражный суд пришел к выводу о том, что у ответчика существовало постоянное место деятельности, через которое им осуществлялась коммерческая деятельность на территории Российской Федерации. При таких условиях арбитражный суд признал себя компетентным рассматривать данный спор. Российское общество с ограниченной ответственностью далее - российское общество обратилось в арбитражный суд в Российской Федерации с исковым заявлением к иностранной компании в связи с невыполнением ею надлежащим образом обязательств из договора по монтажу и ремонту оборудования для гостиничного комплекса на территории иностранного государства.

В исковом заявлении российское общество в обоснование подсудности спора арбитражному суду ссылалось на тот факт, что директор иностранной компании, подписавший от ее имени договор, был зарегистрирован на момент его заключения по месту жительства в квартире, расположенной в соответствующем субъекте Российской Федерации. Арбитражный суд не признал себя компетентным рассматривать данный спор по следующим причинам.

Суду не было представлено доказательств нахождения органа управления иностранной компании на территории Российской Федерации. Один лишь факт регистрации физического лица, осуществляющего функции органа управления, по месту жительства в квартире на территории Российской Федерации не может являться таким доказательством. Иных доказательств, подтверждающих компетенцию российского суда по делам с участием иностранных лиц, перечисленных в статьях , и АПК РФ, суду также представлено не было.

Формы такой связи различны, ее наличие должно выясняться судом в каждом конкретном случае с учетом всей совокупности обстоятельств дела. В рамках данного дела было установлено, что спорное правоотношение монтаж и ремонт оборудования тесно связано с государством места осуществления работ по договору, объект, в отношении которого должны были выполняться работы, доказательства по делу находятся на территории иностранного государства, применимым к договору правом также является право иностранного государства.

Исходя из изложенного, суд констатировал, что спорное правоотношение не имеет тесной связи с территорией Российской Федерации и арбитражный суд в Российской Федерации не будет надлежащим местом для разрешения такого спора. Особенности определения применимого права Если коллизионные нормы об определении применимого права предусмотрены международным договором Российской Федерации, то арбитражный суд руководствуется нормами международного договора.

Между иностранной компанией продавцом , зарегистрированной в Республике Беларусь, и российским акционерным обществом покупателем заключен договор поставки, по условиям которого продавец обязуется изготовить и поставить комплектующие изделия, а покупатель - оплатить их. В связи с неоплатой покупателем поставленной продукции продавец обратился в арбитражный суд Российской Федерации с иском о взыскании основного долга и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований отказано в связи с истечением срока исковой давности по следующим мотивам. Применимое право к рассматриваемому правоотношению в части срока исковой давности должно определяться на основе коллизионных норм правил определения применимого права , которые Конвенция также не содержит.

иск к представительству иностранной организации даже эти

В такой ситуации при отсутствии соглашения сторон о применимом праве суд руководствовался коллизионными нормами, содержащимися в статьях и Гражданского кодекса Российской Федерации далее - ГК РФ , на основании чего пришел к выводу о применении к спорным правоотношениям права Республики Беларусь, как права страны продавца. Судом было установлено, что в силу статей Гражданского кодекса Республики Беларусь срок давности истек, о чем ответчик сделал соответствующее заявление.

Суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции и направил дело на новое рассмотрение, руководствуясь следующим. Последнее содержит международные коллизионные нормы, отличающиеся от национально-правовых коллизионных норм раздела VI части третьей ГК РФ. В случае, если Соглашение применимо к спорным правоотношениям, арбитражный суд руководствуется соответствующими коллизионными нормами, предусмотренными данным Соглашением, а не ГК РФ.

Материалами дела подтверждалось, что сделка была совершена в городе Москве Российской Федерации. Следовательно, применимым к спорным правоотношениям являлось российское право. Таким образом, вопросы исковой давности должны были быть оценены также исходя из применимого российского права.

Удивительно, но факт! А именно, дело можно передать на рассмотрение в третейский суд или арбитраж.

Указанные обстоятельства не были учтены судом первой инстанции. Выбор сторонами суда того или иного государства в качестве компетентного рассматривать их спор сам по себе не означает выбора в качестве применимого к спорным правоотношениям материального права государства, в суде которого рассматривается спор.

Между иностранной компанией продавцом и российским обществом покупателем заключен договор международной купли-продажи товаров. Поскольку поставленный товар был оплачен не в полном объеме, иностранная компания обратилась в арбитражный суд в Российской Федерации с соответствующим исковым требованием. Иностранная компания, обосновывая свое требование, сослалась на нормы российского права, не мотивируя, в связи с чем именно российское право должно быть применимым к спорным правоотношениям. Надлежащим образом извещенный ответчик в судебном заседании не участвовал, представителей не направлял, отзыв не представил.


Читайте также:

  • Жена подала на развод и аллименты
  • Юрист жилищный вопрос балашиха
  • Юридические услуги адвоката это
  • Как снять арест с части имущества
  • Передаточный акт недвижимого имущества